logo

Обь - великая река Сибири

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Тихое место

Добавлено: 2006-10-13, просмотров: 4002


ХАНТЫ-МАНСИЙСК. Были юрты Тренькины — станет научный стационар. На шлюпке ехать сюда много времени не займет, а если Обь не волнуется, то по тихой воде — одно удовольствие. Алексей Ясков рулит шлюпкой, я и заместитель директора природного парка «Самаровский чугас» Татьяна Якишина — пассажиры.

На берегу Оби-красавицы

Путь наш лежит в заброшенную деревню Треньку. Исторически это место очень интересное. В начале девятнадцатого века здесь документально зафиксированы Тренькины юрты, где жили хантыйские роды Тренькиных, Мазиковых, Алекиных. Перед войной в деревне базировался лесоучасток, шла первичная переработка древесины на пилораме.

В Треньке была создана вся социальная инфраструктура — больница, магазин, телефонная связь… В семидесятых годах вблизи деревни Тюмен-ская лесная опытная станция проводила научно-производственные работы по формированию маточных кедровников (кедросадов), отсюда брали элитные семена для посадки саженцев. В 1991 году решением Тюменского облисполкома лесам на острове Большой Чухтинской присвоен статус генетического кедрового резервата. Естественно, что ученые-лесоводы России проявляли исследовательский интерес к здешним местам, проводили различные мероприятия.

Тренькинская территория является частью Самаровского чугаса — материкового острова, поэтому несколько лет назад естественным образом вошла в состав природного парка «Самаровский чугас», и сейчас здесь строится научный стационар, который станет базой для изучения флоры и фауны Среднего Приобья.

Чужим тут хода нет

…На высоком берегу Оби появляется аншлаг с надписью «Родовые угодья национальной общины. Охота, рыбалка запрещены. Председатель общины Алекин А.Я.». Причаливаем к берегу. Наверх ведет довольно крутая лестница. Лают собаки — чугасовские сторожа. Здесь несколько небольших крепких строений природного парка: жилые домики, гараж, баня, дизельная… Скоро все это будет научным стационаром для ученых и студентов-биологов. До сих пор они работали на заимке «Тихий омуток», тоже пока недостроенной.

С правой стороны — старые, полуразвалившиеся дома Треньки. «Неужели это ваши дома? — удивляюсь. «Нет. Хозяйство национальной общины», — объясняет Алексей. В моем понятии нацио-нальная община занимается традиционным промыслом или производством продукции аборигенов. Смело направляюсь туда. Удивлению моему нет предела: часть построек пришла в полную негодность, на одном доме висит замок, но у другого дверь открыта. Выходит небритый мужчина — Владимир Николаевич Ермаков. «Можно зайти?» — спрашиваю. Он посторонился, пропуская меня. Внутри дома — одно обшарпанное пространство, никакого намека на проживание здесь людей. Однако, увидев на сковородке остатки щурогаек, все же спросила: «Неужели здесь кто-то живет?» Ермаков согласно кивнул головой: «Я».

К сожалению, главы общины и ее единственного члена Аркадия Алекина увидеть не удалось, он рыбачил. Знаю, что место здесь богато ценной рыбой, но куда девает ее Алекин? Районный отдел народов Севера открестился от него, дескать, раньше Алекин нуждался в его помощи и получал ее под развитие общины, теперь он сам по себе, община в единственном человеке. Сколько он добывает рыбы, как реализует, что за люди работают у него на плаву — можно только догадываться.

Во владениях медведя

Мимо домов-развалюх тропинка ведет в глубину леса к заимке — будущей базе экологического туризма. Идем мимо могучих кедров, некоторые, наверное, достигли векового возраста. Чуть свернешь в сторону, увидишь норы. Природа богата живностью. Ясков рассказывает, что здесь живут барсуки и различные мелкие животные, они — предмет изучения ученых и студентов-биологов. Дорогу нам перебежала рыженькая белка, похоже, нас не боится. Татьяна Николаевна показывает в сторону. Гриб. Да какой большой и в холодное время! Подхожу ближе: гриб-то деревянный, искусно выточенный рукой мастера. Потом нам еще попадались такие обманные грибы и дедушки-лесовички. Наверное, скоро дойдем до места. И вот вырисовался сказочный домик-теремок, у него все резное — крыша, крыльцо, окна. Его «охраняют» три забавных лесовичка.

Нас встречают Сергей Дудинцев и Ваня Гусев, они заканчивают строительство и благоустройство заимки. Главный резчик — Евгений Тюменцев. Это его фантазия подарила все деревянные скульптуры: целый музей. Даже баньку — резное чудо с балконом над тихой речкой. Денька два-три пожить бы здесь, в берендеевом царстве, наедине с природой. «Вам не скучно все лето здесь жить?» — спрашиваю Сергея. «Разве можно в лесу скучать?!» — откликается он. «Так ведь и медведь может прийти?» — не отстаю я с вопросами. «Ходит здесь один, встретились на тропе». «И кто кого напугался?» «А как вы думаете?» Мы поговорили о благоприятном воздействии природы на человека, короткого одиноче-ства и незаметно

подошли к теме лесного туризма.

Изучать барсука, лягушку…

Неплохо бы организовать сюда семейные туры на два-три дня. Летом — грибы, рыбалка, ягоды, зимой — лыжи, «Буран» ну и, конечно, шашлыки: мангал и костровище есть. Летом можно и палатки раскинуть. Но пока это всего лишь идея. Совсем недавно отсюда уехали ученые. Они заканчивают работу по изучению сосудистых растений, птиц и крупных млекопитающих. Полученные данные лягут в основу монографии. Кстати, зафиксированы четыре гнезда краснокнижного орлана-белохвоста, а Ясков обнаружил супружескую пару филинов. Два года назад сотрудники парка совместно с Сургутским университетом приступили к изучению мелких млекопитающих, амфибий и рептилий и, наконец, возобновили заброшенную было работу по формированию кедросадов.

В рамках государственной программы мониторинга охотничье-промысловых животных чугасовцы проводят их учет. Для привлечения водоплавающих птиц развешивают дуплянки, и они охотно заселяются. Для боровой птицы оборудованы галечники, где глухари и их родственники любят «купаться» и токовать. Для лосей и зайцев, любителей осиновой коры, срубают осиновый молодняк, развешивают веники, тут же оставляют солонцы как соленое лакомство.

Тренькинская территория имеет уникальную природу, это делает ее идеальным полигоном для исследования природной среды Приобья в различных направлениях.

Альбина Глухих, «Новости Югры»


Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100