logo

Обь - великая река Сибири

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Сколько стоит Обь?

Добавлено: 2006-09-05, просмотров: 3795


МОСКВА. Раздобыть денег на развитие водного хозяйства - главная задача, которую ставит перед собой в ближайшее время вновь назначенный руководитель Федерального агентства водных ресурсов Рустэм Хамитов. Защита от паводков и борьба с загрязнением водоемов - в основном его забота.

Правда, этой весной, по его прогнозам, паводки не грозят стране глобальными катастрофами. На Кубани вешние воды уже сошли. Жители Поволжья, Якутии, Иркутской области и других "плавучих" регионов тоже могут спать спокойно. Но если где-то весеннее половодье совпадет с проливными дождями, случиться может всякое.

Ежегодный ущерб от паводков в России составляет 40 миллиардов рублей. А на борьбу с ними выделяется лишь 2 миллиарда рублей в общей сложности. Еще больший ущерб (45-50 миллиардов рублей) наносит экономике загрязнение воды. Добавим к этому 2-3 тысячи бесхозных гидротехнических сооружений: плотин, прудов. Почти все они в аварийном состоянии. Причем речь идет отнюдь не только о маленьких объектах. Самый свежий пример - дамба, которая защищает от волжских вод Ульяновский авиационный завод и примыкающий к нему поселок. Предприятие на грани банкротства и не может за свои деньги содержать дамбу. На это требуется не меньше 50 миллионов рублей в год. Губернатор уговаривает федеральное правительство взять дамбу на свой кошт. Правительство просит о том же энергетиков - хозяев Горьковского водохранилища. Энергетики отвечают: риск велик. А между тем 40 тысяч человек продолжают жить в зоне возможного затопления.

Водное хозяйство живет на деньги, которые платят в региональные бюджеты предприятия за пользование водой. В общей сложности это 12-13 миллиардов рублей. По закону, половина этих денег должна идти на поддержание водных объектов. Однако реально, утверждает Хамитов, губернаторы отдают водникам лишь 1,5-2 миллиарда рублей. Поэтому первая задача, которую ставит перед собой новый руководитель водного агентства, - добиться, чтобы все положенные деньги доходили до водного хозяйства. Ведь паводки - не единственная его проблема.

В схожей схеме финансируется водное хозяйство во всех цивилизованных странах. Но в России платежи низкие. Даже 13 миллиардов рублей в масштабах российской экономики - маловато. А потому, по мнению Хамитова, повышения ставок не миновать. Вопрос в том, на сколько?

В европейской части России пользователи платят по 12-20 копеек за кубометр воды. В других регионах несколько больше. Самая дорогая вода - на Байкале: 32-37 копеек. Поднять ставки сразу в 40 и даже в 20 раз нереально. Для начала достаточно, считает руководитель водного агентства, и в 1,5-2 раза: каждый вложенный рубль "гасит" несколько рублей возможного ущерба. Кроме того, ставка не должна быть одинаковой для всех. Пусть плата за водопровод в квартире будет минимальной. Главная тяжесть должна лечь на промышленные предприятия, причем прежде всего на те, которые используют воду в больших количествах или загрязняют ее. Однако выяснить, кто потребляет больше воды, не так просто, как кажется.

По мнению Хамитова, нынешняя система контроля неэффективна. Теоретически пользователь отчитывается, сколько он берет воды и сколько сбрасывает. То есть он заполняет формуляры. А вот насколько эти цифры точны - проверить практически невозможно. Поэтому сейчас в МПР и создается независимая служба контроля в сфере экологии и природопользования, которая должна навести порядок в этом деле.

Главный потенциальный плательщик уже избран - это энергетика. Для примера Хамитов указывает на Волгу: реки в традиционном смысле этого слова уже почти нет, она давно превратилась в каскад восьми водохранилищ, созданных исключительно для нужд энергетики.

Гидроэлектростанции России, по словам "главного водяного страны", продают на 100 миллиардов рублей электричества ежегодно. А себестоимость киловатт-часа там всего 5 копеек: в 6 раз ниже, чем у атомщиков, и в 10 раз ниже, чем на тепловых станциях. "Сверхприбыли" ГЭС могли бы помочь "залатать дыры" в водном хозяйстве. Однако на скорое их получение Хамитов не рассчитывает: вопрос сложный и, можно сказать, политический. Повышение водных платежей повлечет за собой рост цен на электричество, вырабатываемое ГЭС. А цена на электричество так или иначе входит в цену почти всех товаров. Поэтому благие намерения водников могут обернуться инфляционным скачком, который почувствует все население страны.

Понимая это, вновь созданное водное агентство ищет другие пути. Уже есть опыт Татарии, Башкирии и Удмуртии. Там договорились с энергетиками поднять уровень воды на Нижнекамском водохранилище на один метр, а прибыль от "сверхпланового" электричества, выработанного благодаря "сверхплановой воде", пустить на укрепление берегов и другие нужды водного хозяйства.

Помимо проверенных методов водники в содружестве с экологами собираются использовать некоторые западные ноу-хау. Типичная для Европы картинка: увидел проезжающий человек, что кто-то моет в реке машину, - обязательно позвонит в полицию и сообщит две цифры. Номер автомобиля-нарушителя и... номер своего банковского счета - на него государство перечисляет вознаграждение за бдительность. Однако приживется ли эта практика в России, трудно сказать. По мнению Хамитова, она несколько противоречит российскому менталитету. Но главный вопрос в том, станет ли наше государство, как на Западе, награждать "экологических информаторов"? И насколько велика будет награда? Если сумма окажется существенной, то от сообщений, надо полагать, не будет отбоя. И тогда экологической службе придется параллельно решать другую проблему: как отделить правдивый донос от ложного?

Купаться в реках, озерах, прудах в Европе можно бесплатно. Однако европейцы оставляют немалые деньги на берегу: здесь платные пляжи, а рядом с ними - рестораны, кафе, аукционы. Владельцы всех этих увеселительных заведений и платят водный налог. Так же, по мнению Хамитова, должно быть и в России. Но в тайге или тундре нет пляжей. А реки есть. Поэтому львиная доля водных платежей так или иначе ляжет на промышленность.

В кабинетах водного ведомства "гуляет" сразу несколько проектов экспорта российской воды за границу, разработчики которых убеждены, что за воду можно выручить не меньше, чем за нефть. Но, вздыхает руководитель службы, не все так просто: наши ближайшие потребители - страны Средней Азии. Но смогут ли они платить за воду дорого и, главное, регулярно? Специалисты сомневаются. Наиболее реальный вариант - бартер: наша вода в обмен на их полезные ископаемые. Но все переговоры о таких глобальных проектах буксуют на самой начальной стадии.

Хамитов рассчитывает на то, что многие проблемы поможет решить Водный кодекс, над проектом которого сейчас идет работа. Однако каким будет его окончательный вариант, говорить пока рано.

Сколько стоит вода ведущих рек России (рублей за 1 тыс. куб.)?

Днепр 122-176

Обь 129-182

Енисей 131-152

Амур 136-178

Волга 152-193

Дон 188-253

оз. Байкал 319-37

«Российская газета»


Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100